Назад

З. Верховская "СЕЛО БОГОРОДИЦКОЕ НА ВОЛНАХ ИСТОРИИ"

03.05.2018

Своим названием село Богородицкое под Смоленском обязано старинному монасты­рю в честь Успения Пресвятыя Богородицы «на Селище», где подвизался в монашеском подвиге величайший подвижник Смоленской земли преподобный Авраамий.

1.pngИзвестная нам история этого места начинается имен­но с упомянутого «селища» (т. е. с поселе­ния здесь людей в первом тысячелетии но­вой эры).
Археологи рассказывают о Богородицком селище так. Селище «расположено на пра­вом берегу реки Дресны, прямо напротив те­перешнего села Богородицкого, и занимает невысокий останец, находящийся в глубокой долине реки. С северо-западной, северной и восточной сторон площадка селища омы­вается рекой. С южной стороны площадка селища отделена от коренного берега реки оврагом. В древнерусское время по этому оврагу текла вода, и, таким образом, сели­ще было островным. Богородицкое селище относится к раннему времени, его началь­ная дата - IX век. Для этого времени харак­терны сравнительно крупные неукрепленные поселения, населенные свободными общин­никами. В центре общины находилось горо­дище-убежище или городище-святилище. Рядом обычно располагался общинный кур­ганный могильник». ... Конечная «дата посе­ления по керамике - XV век, а монастырь во имя Богородицы на Селище (Селищенский монастырь) находился на месте совре­менного села Богородицкого».
Житие прп. Авраамия указывает время его рукоположения «при княжении великого и христолюбивого князя Мстислава Смоленс­кого и всея Руси». Это - годы с 1197 по 1214. Значит, пришел будущий подвижник в Селищенский монастырь во второй половине XII столетия. И монастырь уже существовал. Что же произошло на этой земле за три века (X - XII) и когда мог основаться здесь пра­вославный монастырь? Если вкратце прой­тись по первым трем томам Карамзина и некоторым специальным исследованиям древней Смоленской земли, то можно упо­мянуть следующее.
IXвек. Места эти были заселены племенем кривичей, «иже сидят на верх Волги и на верх Двины, и на верх Днепра, их же градесть Смоленск», который упоминается в 863 году как «град велик и мног людьми». Когда на управление славянскими землями были призваны князья варяжские (в 862 году), то в область их управления Смоленская земля сразу не вошла. Первые упоминания о христианах в Киеве относятся к концу 860-х годов, но кривичи на Смоленщине к этому пока прикосновения не имели. Вольный Смоленск был завоеван князем Олегом в 882 году. Находясь на важнейшем торговом «пути из варяг в греки», Смоленск, конечно же, налаживал связи с будущей столицей Руси. Xвек. Но и при княгине Ольге (принявшей святое крещение в 955 году), и при ее сыне Святославе крещение в христианскую веру еще не приобрело всеобщего размаха, хотя уже строились православные храмы.  Как хорошо известно, закономерным результатом такого развития событий было массовое крещение Руси при равноапостольном князе Владимире (начавшееся с крещения самого князя в Херсоне в 988 году). Князь Владимир вывел из Херсона в Киев многих иереев, привез церковные сосуды, мощи святых, церковные книги на славянском языке (переведенные в свое время святыми Кириллом и Мефодием) и начал устраивать училища для просвещения свое­го народа. Вскоре после крещения киевлянкнязь Владимир Святославич вместе с русским митрополитом Михаилом посетил Смоленск и произвел обряд крещения смолян,приказав сбросить в Днепр языческого идола Велеса, стоявшего на Вознесенской Горе. Историки относят это событие к 990 году. За время правления св. Владимира только в Киеве было возведено четыреста церквей. Но до организации монастырей молодая Русь, только-только освящавшаяся светом Христовым, в то время еще не доросла. XIвек. Первые монастыри в Киеве пост­роил князь Ярослав Мудрый (в св. крещении Георгий; ум.  1054 г.): мужской монастырь Св. Георгия и женский Св. Ирины. «Присем Ярославе черноризцы почаша множитися и монастыреве поначаху быти». При сыне его, киевском князе Изяславе, был основан Киево-Печерский монастырь монахом Антонием, Афонским пострижеником (выходцем из города Любича; ум. после 1073 г.). При этом следует заметить, что по своем воз­вращении с Афона еще при князе Яросла­ве, Антоний «обходил тогдашние монасты­ри российские» - какие же, кроме упомяну­тых киевских?
Другой сын Ярослава, Всеволод (ум. 1093 г.), получивший в удел Переяславль с Рос­товом, Суздалем, Белоозером и Поволжьем, заложил в Переяславле в 1086 году «церковь Св. Андрея и сотвори у нея монастырь; в нем же пострижеся и дщи его девою, именем Янка, и совокупи черноризицы многи, и пребываше с ними по монастырскому чину». Постриглись в монашество также другая дочь Всеволода и его вдова, с чего начался обычай ухода в монастыри вдов-княгинь и незамужних княжон. При Всеволоде «освя­тили еще церковь Св. Михаила Выдубецкого или (как тогда именовали) Всеволожа монастыря, в 1088 году». В самом конце XI столетия был основан еще один киевский монастырь «близ Лавры, на Клове, во имя Богоматери Влахернской».
Икона святого Авраамия Смоленского, находящаяся в церкви села Богородицкого.Надо сказать, что христианское благоче­стие очень быстро укоренилось в среде рос­сийского народа. И показателем этого слу­жат не только храмы и монастыри. Первые христианские мученики Феодор и Иоанн (983 г.), святые Борис и Глеб (1015 г.) сви­детельствовали народу свет и силу Бога Живаго. Известна набожность князя Ярослава Мудрого. Ревность его к Христианству соединялась с любовью к просвещению. Именно он завел в Новгороде первое народ­ное училище. Вера в помощь Божию внедря­лась и укреплялась среди воинства. Россий­ские воины перед битвою «готовились мо­литвою и благочестивыми обетами; одни давали клятву, в случае победы, наградить убогих; другие - украсить церкви и монас­тыри вкладами. Успокоенные теплою верою, они шли в бой с бодростью и веселием».
В 1054 году при создании смоленского княжеского стола (по завещанию Ярослава Мудрого) Смоленское княжество вошло в Переяславльскую епархию, и православие бы­стро распространялось. В 1077 году Смолен­ское княжество перешло под власть внука Ярослава Мудрого Владимира Мономаха, и затем, по решению Любечского съезда кня­зей 1097 года, оно окончательно было пе­редано во владение его рода.
XII век. В 1101 году Владимир Мономах заложил в Смоленске на Соборной горе пер­вую кирпичную церковь в честь Успения Пресвятыя Богородицы (знаменитый Мономахов собор). Вскоре после освящения храма,  в 1111 году, туда была перенесена особо чти­мая чудотворная икона Божией Матери Одигитрии, написанная евангелистом Лукой, с тех пор именующаяся Смоленской. Устроив собор в Смоленске, Мономах учредил в нем епископию, хотя она просуществовала недо­лго, и вскоре епархия была вновь подчине­на Переяславльской епископии.
Продолжали основываться на Руси и мо­настыри. У Карамзина упоминаются следу­ющие. Прибывший в Новгород ученый муж, известный нам как Св. Антоний Римлянин, основал на берегу Волхова в 1120-х годах монастырь, названный потомками Антониевым. Сын Владимира Мономаха князь Мстис­лав Великий (в св. крещении Георгий; ум. 1132 г.) основал еще один киевский монас­тырь во имя Св. Феодора. Во время его кня­жения упоминается как уже существующий Новгородский Юрьевский монастырь. А не­сколько позже, в 1138 году, упоминаются как уже существующие монастырь Святой Вар­вары в Новгороде и Смядынский в Смолен­ске.
Набожность была тогда весьма обыкно­венною добродетелью. Владимир Мономах отличался христианским сердечным умиле­нием: слезы обыкновенно текли из глаз его, когда он в храмах молился Вседержителю за отечество и народ, ему любезный, - «дар си от Бога прия». Дочь Мономаха Мария, овдовев, ушла в монастырь - укреплялась эта христианская традиция. Начали и кня­зья устремлялись служить Богу: сын Черни­говского князя Давида Святослав, названный за благочестие Святошею, «отказался от мира и заключился в обители Печерской» в 1106 году. Где-то в 1140-х годах в киевской обители Св. Феодора принял схиму князь Игорь Олегович.
Смоленскую епископию заново и надол­го учредил в 1137 году сын Мстислава Вели­кого князь Ростислав (княжил 1125-1159 гг.), упрочив ее специальными уставными грамо­тами. Учреждение епископии значительно укрепило самостоятельность Смоленского княжества. С распространением христиан­ства начался и расцвет культуры Смоленс­кой земли. И при Ростиславе Мстиславиче, и при сыновьях его - князе Романе (в кре­щении Борисе) и при князе Давиде - велось строительство каменных храмов, распрост­ранялись книги, появлялись школы. В одной из таких школ в Смоленске учился препо­добный Авраамий.
В 1147 году смоленский монах Климент, «книжник и философ, какого раньше на Руси не было», стал киевским митрополитом (Всея Руси, избранным собором русских еписко­пов). Дошедшие до нас писания его «Слово в похвалу святым» и «Послание Фоме пре­свитеру» свидетельствуют о прочных связях, существовавших между русским митрополи­том и смоленскими книжниками, с которы­ми он обсуждал сложнейшие вопросы веро­исповедания. Климент переписывался также со Смоленским князем Ростиславом Мстиславичем».  Другие ранние памятники смо­ленской литературы XII столетия - это пове­сти «О Великом князе Ростиславе Смоленс­ком и о церкви» и «О перенесении мощей Бориса и Глеба на Смядынь». «Похвала кня­зю Ростиславу Мстиславичу, князю Смолен­скому» воздает должное князю Ростиславу как выдающемуся политическому и церков­ному деятелю, учредившему в Смоленске епископию, воздвигшему новую оборони­тельную стену в городе и заложившему не одну крепость, построившему собор в Борисо-Глебском монастыре на Смядыни. Князь Ростислав Мстиславич (в св. креще­нии Михаил) почитается православной цер­ковью как святой (память 14(27) марта).
Кроме устроения храмов, князь Роман Ростиславич (княжил 1160-1180 гг.) учредил высшие школы для священников, отдав в них почти все свое имущество, так что его хо­ронили на собранные горожанами средства. А князь Давид Ростиславич (княжил 1180-1197 гг.) перенес в 1191 году мощи святых страстотерпцев Бориса и Глеба из Вышгорода на Смядынь. Затем смоленский стол с 1197 по 1214 годы занимал князь Мстислав Романович (по прозвищу Старый), который стал свидетелем рукоположения и других событий в жизни святого Авраамия.
Упоминания Карамзина о монастырях XII века, безусловно, не полные, встречаем еще следующие. В 1159 году Андрей Боголюбский подчинил архимандритам Киево-Печерской Лавры монастыри Свенский под Брян­ском, Спасский под Новогородом, Успенс­кий или Елецкий в Чернигове. В 1181 году встречается упоминание Успенского монас­тыря во Владимире.
Из Жития Св. Авраамия можно почерп­нуть, что к 1146 году существовал в Смо­ленске женский монастырь, а в конце XII сто­летия был, кроме Селищенского, еще Крестовоздвиженский мужской монастырь.
Келиями монахам в Киево-Печерском мо­настыре служили пещерки, искапываемые ими в склонах горы. О таком же способе устроения келий свидетельствует и описание Селищенского монастыря под Смоленском: «Остатки пещер, уцелевшие до настоящего времени, свидетельствуют, что жившие здесь некогда иноки не отставали в трудных аскетических подвигах от пустынников древ­них времен христианства». Крутой и высо­кий северный берег реки Дресны и ныне дает зримый образ такого «печерского» мо­настыря. Нельзя ли отнести возможность ос­нования Селищенского монастыря уже к XI веку, когда организовался и Киево-Печерский монастырь по тому же типу? Однако, не имея никаких оснований на такое утвержде­ние, не будем вносить разноголосицу в этот вопрос, так как историки решили называть ориентировочной датой основания Селищен­ского монастыря XII столетие. При этом Селищенский монастырь признается первым на Смоленщине.
Итак, мы подошли к самому богоносному периоду в истории села Богородицкого- когда там существовал православный мона­стырь и в нем подвизался величайший под­вижник святой Авраамий. Один из учеников св. Авраамия, преподобный Ефрем, написал Житие своего учителя, которое дошло до нас и проливает свет на богоугодную жизнь, де­яния и творения великого аскета XII столе­тия. Житие это сохранилось в нескольких списках, которые все доведены до читающей публики изданием С. П. Розанова. Недав­но Смоленской епархией предпринято пере­издание Жития святого Авраамия с подроб­ными комментариями. Выходили в свет и краткие изложения Жития. Чтобы охарак­теризовать этот период истории села Бого­родицкого, повторим отдельные строки упо­мянутых публикаций.
Преподобный Авраамий родился в Смо­ленске от благочестивых родителей, будучи испрошенным у Бога их молитвами (так как до него рождались только девочки). Дос­тигши совершенного возраста, он почувство­вал, что настоящее призвание его - жизнь иноческая. И потому, как скоро представился случай, раздал все оставленное ему роди­телями имущество сиротам и вдовицам, по­кинул город и удалился в Богородицкий мо­настырь, что лежал в шести верстах от го­рода. Здесь с самого вступления постоянно занимали его душу два предмета: подража­ние великим подвижникам древних времен и чтение Святого Писания. Основным его по­слушанием было переписывание книг в мо­настырском скриптории. Многие годы трудился Авраамий над составлением библио­теки, «списывая книги что своей рукою, что работой многих писцов». А ночи проводил в молитве, бдении, посте, «принимая утеше­ние от святых книг».
Труды и подвиги его скоро были замече­ны игуменом монастыря, который (по сло­вам жизнеописателя) «сам был хитр Боже­ственным книгам». Испытав Авраамия, игу­мен нашел его достойным священства и представил для рукоположения - это было «при княжении великого и христолюбивого князя Мстислава Смоленского и Всея Руси». Кротость и благочестие составляли во все время жизни отличительные качества пре­подобного. Получив священство, он не опус­кал ни одного дня без совершения литургии и проповеди слова Божия. Вскоре после ру­коположения Авраамий был назначен духов­ником обители.
Слух о жизни и разуме преподобного Авраамия привлекал многих в монастырь. Это возбудило против него зависть, как со сто­роны братии, так и белого духовенства. Сам даже игумен не смог вынести предпочтения, оказываемого праведнику, и стал убеждать его прекратить свои беседы. Тогда св. Авра­амий переселился в Кресто-воздвиженский монастырь в Смоленске. Здесь еще более возросла слава разумного проповедника и подвижника. «Сему же убо святому Авраамию от Бога даровашеся из­рядная чудеса: лукавых духов отгнание, недугом различным исцеление, слепым прозрение, и о изгнавших его и оскорб­ляющих и глаголющих нань хулные словеса - он же о них моляшеся, глаголя: Господи, не постави им греха в сем».

Две иконы, написанные св. Авраамием в обители Честнаго Креста, свидетельствуют, что преподобный был сведущ и в иконописании. Одна из его икон изображала Страшный Суд, а другая - испытания души на мытарствах. Препо­добный Авраамий был одним из первых на Руси, пытавших­ся отразить в иконах эсхато­логический аспект христианс­кого учения.
Но зависть и злоба невеже­ства не оставили его и в этом монастыре. Одни находили в его беседах ересь, другие об­виняли его в чтении «Глубин­ных книг», в прельщении жен­щин и т. п. Толпа клеветников обратилась с доносом на него к владыке Игнатию. Чтобы прекратить волнения, владыка отослал блаженного из горо­да в Богородицкий монастырь, запретив ему совершение ли­тургии, - наказание, самое тягостное для преподобного.
В Богородицком до сих пор сохранился высокий курган. «В этом кургане народное предание с давних пор указывало развали­ны пещеры, в которой жил преподобный Ав­раамий. Вблизи кургана указывали дуб, буд­то бы посаженный преподобным Авраами­ем, а также святой колодец, вырытый рука­ми святого чудотворца Авраамия во время его изгнания».
Но Господь заставил восстановить спра­ведливость по отношению к своему угоднику, поразив вскоре город длительным бездожием, от которого могла избавить только молитва праведника. Епископ послал за бла­женным Авраамием, испросил у него про­щения и разрешил священнодействие. И молитва праведника отвела гнев Божий - пролился обильный дождь.
Вскоре правящий смоленский епископ Иг­натий, основав монастырь в честь Положе­ния Ризы Пресвятыя Богородицы, призвал к себе Авраамия и поручил ему настоятель­ство в сане архимандрита во вновь органи­зованном монастыре. И снова граждане тол­пами собирались вокруг преподобного, что­бы получить от него совет и утешение в раз­ных нуждах житейских. Его попечением но­вый монастырь украсился, «яко невеста Хри­стова». В этом монастыре поселился и епис­коп Игнатий, когда ушел на покой с кафед­ры.
Наконец, после 50-летних трудов и под­вигов, преподобный Авраамий окончил свою земную жизнь, и погребен был в том же мо­настыре в храме Положения Ризы Пресвя­тыя Богородицы. Произошло это около 1219 года.
Здесь уместно подробнее сказать о при­чинах гонений на праведного Авраамия, так как то была очень серьезная борьба между священниками Смоленска за казнь Авраа­мия. Во-первых, «ранним» российским хри­стианам XII столетия было трудно понять подвиг необычного тогда еще подвижника и аскета, изможденного постом и ночными бдениями. Странным и смущающим казал­ся эсхатологический характер его пропове­дей, которые принимались за попытку про­рочествовать. В подробностях описания Страшного Суда и на иконах и в проповедях «блаженный Авраамий часто собе поминая, како истяжут душу пришедше ангелы, и како испытание на воздусе от бесовьскых мытарев, како есть стати пред Богом и ответ о всем воздати и в кое место поведут, и како во второе пришестие предстати пред судищем страшнаго Бога, и как будет от Судья ответ, и како огньная река потечет, пожигающи вся...». С другой стороны, многим при­ходилось защищаться от смелых выступле­ний праведного Авраамия против мздоим­ства и двоеверия. Тогда возводились на Ав­раамия подозрения в его приверженности «Глубинным книгам», что было достаточно серьезным обвинением в ереси. Пиком этих нападок на праведного Авраамия стало массовое религиозное движение, которое, как известно, завершилось посрамлением обвинителей и завистников святого.
В 1549 году на Макарьевском соборе про­изошла канонизация святых Авраамия и Еф­рема Смоленских, причем учителю было ус­тановлено всеобщее, а ученику - местное празднование, обоим в день успения Авра­амия, 21 августа.
К началу XIII века Смоленск стал одним из крупнейших городов Древней Руси, пре­восходя в это время все остальные центры Руси по интенсивности строительства. По количеству монастырей - тогдашних цент­ров культуры и просвещения - он занимал третье место после Киева и Новгорода (где было по 17 монастырей). В Смоленске, кро­ме упоминавшихся монастырей (Селищенского, Борисоглебского, Крестовоздвиженского, в честь Положения Ризы Пресвятыя Богородицы на Протоке и одного женского), известны имена монастырей Троицкого, Спасского и Зарубского, из которого вышел Климент Смолятич (8 монастырей). Во Вла­димире на Клязьме в это время было 6 мо­настырей .
Авраамиев курган в Богородицком (фото 2003 г.)Вскоре после смерти преподобного Авра­амия, в 1239 году, было нашествие на Смо­ленск татар, которое отразил отряд святого Меркурия, благодаря заступничеству Бого­родицы через икону Одигитрии. И случилась та чудесная битва святого Меркурия Смо­ленского с татарами около селения Долгомостья, совсем недалеко от Богородицкого. Как сообщает об этом событии извест­ная «Повесть о Меркурии Смоленском», Бо­городица выбрала Смоленск как «Богоспа­саемый град» потому, что он менее других подвергся духовной порче. В том же 1239 году и в других княжествах появились по­гибшие от рук татар защитники святой веры - например, князь Васильке Константинович, черниговский князь Михаил и его боярин Феодор. Русь почти сразу же начала почи­тать этих мучеников за православную веру. В середине того же XIII столетия был кано­низирован и равноапостольный Владимир, крестивший Русь. Эти действия можно рас­ценить как духовную защиту русских в эпо­ху ига от иноплеменников.
В XIV веке смоленские земли оказались «между двух огней», стали ареной упорной и длительной борьбы за них московских кня­зей, литовских и польских феодалов. Смо­ленские князья придерживались московской ориентации. Они пришел на Куликово поле (в 1380 г.), и роль смоленского полка, всту­пившего в бой в передовых порядках, была весьма велика. Этот полк почти весь погиб в жестокой битве. В конце XIV столетия на­падения на Смоленск Литвы участились, и с 1404 года Смоленск попал в вассальную за­висимость от католической Литвы на 110 лет.
В XV веке Смоленская земля (входя в со­став Великого княжества Литовского) сохра­няла некоторую самостоятельность и уча­ствовала в борьбе с Ливонским и Тевтонс­ким Орденами. Три смоленских полка при­нимали участие в 1410 году в Грюнвальдской битве. Несмотря на вассальную зависи­мость от католического государства, на Смо­ленской земле строились, хотя и значительно реже, православные храмы, основывались монастыри: в 1413 году Колочский Успенский монастырь; во второй половине XV века - Свя­то-Троицкий монастырь на Кловке, имевший большое значение для сохранения правосла­вия.  Сколько времени существовал Селищенский монастырь после смерти преподобно­го Авраамия, неизвестно. Указанная архео­логами последняя дата найденной на Богородицком Селище керамики - XV век. Ви­димо, угас монастырь в период владычества Литвы. 
XVI век ознаменовался возвращением Смоленска в лоно Руси. Когда в 1514 году московский государь Василий Иванович по­дошел к Смоленску и начал битву за город, жители города встретили Государя Московского крестным ходом. По случаю присоединения Смоленска к Москве, по воле Василия Ивановича, был основан Вознесенский женский монастырь. В 20-40-е годы XVI века на Смоленской земле жил и прославил­ся преподобный Герасим Болдинский, основавший здесь четыре монастыря. В первой половине XVI века (до 1560 г.) основан был
Спасо-Преображенский монастырь в Рославле. Всего в Смоленской епархии в XVI веке было 14 монастырей.Существует сообщение, что «в селе Богородицком была построена деревянная цер­ковь с особой колокольней, и эту постройку относят к 1558 году». Но о Селищенском монастыре в Богородицком уже нет упоми­нания.
XVII век снова принес смуту и страдания на Смоленскую землю. Стойкость горожан при осаде города поляками в 1609-1611 годах была беспримерна. Успенский храм стал последним прибежищем, утешением и могилой жителей и защитников города, взорвавших пороховой погреб под собором. Обескровленная смутой и войнами Россия вынуждена была уступить Смоленщину польскому королю. По Деульскому переми­рию, заключенному между Россией и Польшей в 1618 году, Смоленск, Дорогобуж и Рославль отошли под власть Польши. Ус­тановившееся польское владычество принес­ло волну притеснений православной церк­ви. Многие православные храмы, монасты­ри стали католическими. На Соборной Горе в Смоленске был построен костел. Смолен­ский Вознесенский и Болдинский монасты­ри были переданы иезуитам, Смоленский Троицкий - бернадинцам; появились в Смо­ленске и доминиканцы.
Война за возвращение смоленских земель в состав России, получившая название Смо­ленской, проходила в 1632-1634 годах, но не привела к успеху России. Лишь только в 1654 году произошло воссоединение Смо­ленска с Россией навсегда, что было зак­реплено Андрусовским перемирием 1667 года.
В XVII столетии село Богородицкое стало частновладельческим имением. Известно, что с самого начала нашествия на Россию, с 1609 года, стоя под стенами Смоленска, Король Польский Сигизмунд III оделял ми­лостями своих новых приверженцев, награж­дая их с величайшей щедростью поместьями, в особенности в русских областях. Бо­городицкое было пожаловано королем эко­ному Смоленских волостей Адаму Верховскому, родовым поместьем семьи которого Богородицкое оставалось на протяжении почти трех столетий. Об этом этапе в исто­рии села есть что сказать и в данном кон­тексте, т. к. Верховские построили в Бого­родицком новый православный храм, из этой семьи вышел известный православный под­вижник преподобный Зосима Верховский (недавно канонизированный в лике святых), а судьба последнего священника Успенско­го храма села Богородицкого вплелась в ве­нок новомучеников Российских.
Дворянский род Верховских Смоленс­кой губернии считает своим родоначальни­ком Адама Верховского, служившего польскому королю экономом Смоленских волостей и в Северской земле. За службу получил он «в 1620 году 60 волок земли в селе Богородицком, что под мызою Его Ко­ролевского Величества в Долгомоском ста­ну Смоленского уезда, да там же пустоши Черниково и другие». В 1638 году Адам по­лучил от Владислава IV на сейме «нобилитацию» - уравнение с правами польской шляхты. В Польском Гербовнике он назван просто «жителем Смоленска». Кто он был по своему этническому происхождению, не­ясно.
Одна из возможных версий предыстории смоленского рода Верховских - происхож­дение от рода с такой же фамилией, извес­тного по документам Юго-Западной России XVI века среди так называемой околичной шляхты, жившей в «околицах»,- в северных частях Волынского и Киевского княжеств. В XVI столетии среди Волынской околичной шляхты известны и Верховские, состоявшие поветниками Луцкими и жившие в селении Верховске, которое и ныне можно найти на карте в 8 км на запад от Ровно. Однако, пос­ле великого разорения земли русской от очередного татарского набега 1581 года, Верховские потеряли свои владения в Вер­ховске. Куда они переселились, если уцеле­ли, неизвестно. Если кто-то из них поселился в Смоленске и с приходом туда поляков «стал» Адамом, то следует признать пере­ход его, при поступлении на королевскую службу, в католичество.
Вторая версия происхождения смоленс­ких Верховских - из этнических поляков. В пользу этой версии говорит должность эко­нома во вновь завоеванных польским коро­лем землях Смоленщины (должность «мини­стра финансов» на современном языке), ко­торая вряд ли была бы доверена не своему человеку. Во-вторых, сам Адам или его сын, Адам же, был женат на представительнице польской дворянской фамилии Рушел. В-тре­тьих, есть сведения, что в течение еще не­скольких поколений в семье Верховских зна­ли польский язык и пользовались им.
Во время осады Смоленска Алексеем Ми­хайловичем в 1654 году Верховские участво­вали вместе со всем населением города в его обороне. Как известно, после взятия Смоленска Московский царь «воеводу и пол­ковника и шляхту и мещан велел отпустить в Литву, а которые шляхта и мещане похотят служить Государю, тем остаться в Смо­ленску». Верховские остались. Через год, в сентябре 1655 года, «те выходцы литовс­кие люди на Его государевом стану под Смо­ленском на Девичьей Горе приведены к вере». И среди них Адам Адамович Верховский, получивший в святом крещении имя Александр, С тех пор все смоленские Верхов­ские исповедовали православие и служили верой и правдой Российской короне. После 1654 года на Смоленщине сложил­ся особый слой русского дворянства - Смоленская шляхта, которая несла военную службу в рядах своего особого конного пол­ка. Все - от командира полка до рядового - были дворяне (шляхта). Даже преобразо­вания в армии, предпринятые Петром Пер­вым, не затронули полк Смоленской шлях­ты. На его долю выпала менее почетная, но более тяжелая служба: содержание карау­лов на форпостах вдоль польской границы. Наиболее отличившихся шляхтичей, особен­но из офицеров, в конце XVII века начали жаловать чинами стряпчих, стольников. Упо­мянут стольником в Боярских книгах 1686 и 1692 годов и Павел Александрович Верховский. Полк Смоленской шляхты был расформирован Екатериной II в 1764 году, а до этого времени, на протяжении столе­тия, все Верховские служили в полку Смо­ленской шляхты.

 


Что касается села Богородицкого, то оно фигурирует во многих документах Верховс­ких. В переписных книгах 1668 года за Алек­сандром Верховским «написано в Смоленс­ком уезде в Долгомоском стану деревня Богородицкая на речке Дресне, а в ней двор помещиков, 9 дворов крестьянских и бобыльских, под тою же деревнею винокурня, а в ней вино садят на один котел, да на речке Дресне мельничная плотина да пруд, а в нем всякая рыба; деревня Козина на той же речке Дресне... Пашни и перелогу в тех деревнях и в пустошах 60 волок, сенных покосов по реке Дресне и на пустошах на четыре тыся­чи копен». Эти же владения подтверждены в переписных книгах 1681 года за Алексан­дром Верховским и его сыном Павлом, а так­же еще «написаны в том же стану деревня Масолова Гора на речке Дресне».
Существует некоторое косвенное упоми­нание о православных традициях в Богородицком во второй половине XVII века. Дело в том, что именно этим временем датирует­ся известная икона преподобного Авраамия, «находившаяся над святым колодцем на ме­сте, где, по преданию, была пещера, в ко­торой подвизался святой Авраамий. На ико­не позади фигуры святого, внизу изображен Успенский собор, заложенный в 1677 году, а вправо от него - вероятно развалины Мономахова собора, взорванного в 1611 году». XVIII век. В 1701 году в Богородицком был построен новый храм во имя Успения Богородицы: «старинной архитектуры в фор­ме креста, с небольшими окнами вверху, так что мрачен. Иконостас - копия русская ста­ринного византийского письма». В течение двух с лишним веков этот храм служил и семье Верховских и окружающему населению.
Зная родословную Верховских, можно ут­верждать, что храм был построен Данилой Павловичем Верховским. Строительство храмов вотчинниками в своих владениях было в XVIII столетии очень распространен­ным явлением. Данила Павлович построил еще один храм в другом своем имений в 1708 году: церковь в честь Усекновения гла­вы св. Иоанна Предтечи в селе Кучерове (Ельнинского уезда). Он дослужился до чина полковника Смоленской шляхты, умер при­близительно в декабре 1749 года, оставив по вотчине каждому из пяти взрослых сы­новей: Василию (Старшему), Антонию, Ва­силию (Младшему), Якову и Марку. Роди­телем преподобного Зосимы был средний сын Данилы Павловича. Антоний Данилович также вложил свою лепту в храмостроительство на Смоленщине, перестроив заново в 1774 году свой приходской храм во имя По­крова Пресвятой Богородицы в селе Вол­кове Егорье, что невдалеке от Ельни (храм не сохранился).
Богородицкое по наследству перешло и оставалось во владении старшей ветви Вер­ховских вплоть до конца XIX века. Загадоч­но то, что за Василием (Старшим) по раз­делу с братьями в 1750 году в селе Богородицком показано «две церкви деревянные». Была ли цела еще старая (построенная в 1558 году?), перенесшая «испытание» обра­щения в костел в первой половине XVII сто­летия во время польского владычества? Есть сведение, что до конца XIX столетия в Богородицком существовали некие «остатки древних изображений распятия католичес­кого образца».
Интересно, что в 1761 году упоминается «села Богородицкого богадельня для крес­тьян». Священниками в те годы были о. Ди­митрий Четыркин и о. Александр Садовский, дьячком - Павел Ермолаев Стабровский.
В 1764 году был проведен раздел владе­ний умершего Василия Даниловича (Стар­шего) между наследниками. Левобережная часть с селом Богородицким отошла по жре­бию его сыну Иллариону Васильевичу, а пра­вобережная часть с сельцом Масолова Гора досталась вдове Василия Даниловича с младшей дочерью Варварой. «В селе Богородицком церковь во имя Успенья Пресвя­той Богородицы со всякою церковною утва­рью, и в том селе двор помещиков со вся­ким хоромным и гуменным строением, са­дом, скотом и птицами, с рогатою и мел­кою скотиною, а в том господском доме дворовые люди. И близ того дому течет речка Дресна, на которой строится полковником Вонляр-Лярским мельница, и на той мель­нице ему, Лариону Верховскому, молоть вся­кий хлеб про свой домовой обиход. В де­ревне Черниково крестьяне. А земля и вся­кие угодья межуют от большой рославльской дороги по речку Дресну, в которую впа­ла речка Грибушинка, и оттуда до большой рославльской дороги». Интересна инфор­мация о речках, полях, лесах и промыслах, какими они были в то время. «Речки в лет­нее время бывают: Дресна шириной в са­жень, глубиной в 3 вершка; Грибушинка ши­риной в 2 аршина, глубиной в 2 вершка. В них рыба: щуки, окуни, плотва и гольцы. Зем­ля иловатая с глиною и к плодородию не весьма способна; из посеянного на ней хле­ба лучше родится рожь, овес, ячмень, а про­чие семена также, и покосы средственные. Лес дровяной березовый, осиновый и оль­ховый; в нем звери волки, лисицы, зайцы, белки, сурки и горностаи. Птицы: тетерева, куропатки, рябчики и пр. Крестьяне промыш­ляют хлебопашеством и некоторые содер­жанием пчел и продажею меда, а женщины упражняются в домашних рукоделиях. Зажитка среднего».
Проведенное в 1776-1780 годах генераль­ное межевание всех земель Смоленской гу­бернии отразило эти границы, показанные на представленной копии фрагмента уезд­ной карты. Сельцо Адамовка было продано Илларионом Васильевичем в 1765 году его брату, получившему свою долю далеко от Смоленска, в Дорогобужском уезде. Видны также участки так называемой «церковной земли».
Что касается юности преподобного Зоси­мы, то наверняка здесь бывал будущий подвижник и не раз вслушивался в рассказы и вглядывался в немые свидетель­ства подвигов чтимого по всей Смоленщи­не святого Авраамия, а в Богородицком - как бы близкого и родного. Надо заметить, что Илларион Васильевич Верховский (двоюрод­ный брат прп. Зосимы) был женат на Надеж­де Фоминичне Повало-Швейковской. А ее брат Степан Фомич Повало-Швейковский был совладельцем (вместе с Броневскими) того самого сельца Екимовичи Рославльского уезда, в лесах которого поселились в середине 1780-х годов монахи-пустынники под окормлением иеромонаха Адриана. Очень вероятно, что юный Захария (будущий прп. Зосима) узнал о рославльских пустын­ножителях и нашел их именно через этого своего сродника. Так легко себе предста­вить, как молодой гвардеец, по дороге из Санкт-Петербурга в родные пенаты (Буловицы, лежавшие на Рославльской дороге, как и Богородицкое, но подальше от Смоленс­ка), завернул в дедово имение и застал там гостящего Степана Фомича. А потом, как позже признавался сам отец Зосима, он «из любопытства и прибыл к сему пустынножи­телю Адриану». Какой же это был судьбо­носный шаг в жизни преподобного Зосимы!
Большинство же мужчин Верховских не­сли военную службу. После роспуска полка Смоленской шляхты (в 1764 г.) смоляне слу­жили в гвардейских полках, а оттуда выпус­кались с различными чинами в рядовые вой­ска. Один из сыновей Иллариона Василье­вича, Федор Илларионович, служил в кава­лергардском эскадроне в 1796 году, затем в Петербургском драгунском полку, в рядах которого в 1799 году участвовал в суворов­ском походе в Швейцарию, был в сражени­ях под Цюрихом и Шлатом против францу­зов. Женат был на княжне Друцкой-Соколинской Евфросинии Антоновне. Их дети и вну­ки стали в следующем столетии последни­ми владельцами села Богородицкого. «Вы­ход» смолян за пределы родной Смоленщи­ны в служебной сфере оказал влияние и на бытовую сторону в жизни шляхты. Так, одна из дочерей Иллариона Васильевича получила воспитание в Смольном институте. Мальчи­ков стали посылать в кадетские корпуса.
XIX век ознаменовался французским на­шествием на Россию, и Смоленская земля сполна познала и бои, и партизанскую вой­ну, и разорение хозяйств. Пришла трагедия и в дом на Мосоловой Горе. Варвара Васи­льевна Верховская, выйдя замуж за Ивана Андреевича Энгельгардта, жила с семьей в этом имении. Здесь родились ее дети, в том числе и сын Павел, расстрелянный фран­цузами 15 октября 1812 года за Молоховскими воротами. Именно сюда, в сельцо на Мосоловой Горе, приезжал священник Никифор Мурзакевич и привозил матери пись­мо Павла Ивановича, написанное им перед расстрелом. Варвара Васильевна не пере­жила этой трагедии и умерла вскоре, в мае 1813 года. Похоронена в Богородицком. Наследником имения Масолова Гора стал ее младший сын, капитан Иван Иванович Энгельгардт. Уже в наше время люди расска­зывали, что вплоть до Великой Отечествен­ной Войны на Богородицком кладбище ле­жал надмогильный памятник Ивану Ивано­вичу Энгельгардту. Вдова Ивана Ивановича, Мария Осиповна (урожд. Денибекова), известна по документам 1855 года как «един­ственная состоятельная наследница», полу­чавшая пожизненную пенсию за подвиг Пав­ла Ивановича Энгельгардта по Монаршему указу, которая «поставляет себе в первую обязанность ускорить по возможности ис­правление памятника, воздвигнутого в г. Смоленске за Молоховскими воротами под­полковнику Энгельгардту». Долго ли жила она в сельце Масолова Гора, будучи уже вдо­вою (после 1840 года), неизвестно. На кар­тах 1859 года сельцо Масолова Гора, как и Богородицкое, показаны благоустроенны­ми. В Богородицком «церковь православ­ная одна».
Село Богородицкое оставалось до конца XIX столетия во владении потомков Иллари­она Васильевича Верховского. При разделе 1837 года дедовского имения, восточную часть получил его внук Николай Федорович Верховский: «в селе Богородицком господ­скую усадьбу с садами и огородами и при деревне Черниковой с крестьянскою огород­ною землею 320 десятин с лесом, сенными покосами и со всякими угодьями». Вторую часть имения, к западу от господской усадь­бы с деревней Алтуховкой, взял за собой и обустроил там новое сельцо Успенское дру­гой внук Иллариона Васильевича - Михаил Богданович Верховский. Деревня Туринщина с 140 десятинами земли вдоль речки Грибушинки, начиная от ее устья, была выде­лена по завещанию Иллариона Васильеви­ча, внучке его малолетней Екатерине Краевской.
Предреформенное и пореформенное вре­мя изменило многое во всей жизни россий­ского общества. Как установил Д. И. Буда­ев, исследовавший вопросы реализации Крестьянской реформы на Смоленщине, око­ло 85% помещичьих крестьян получили на­дел в размере не менее высшей нормы, пре­дусмотренной «Положениями 19 февраля». Значит, проведены были серьезные работы по межеванию земель. Институт мировых посредников, особенно первой волны, при­влек большое число «положительно честных и бескорыстных людей, глубоко и искренно преданных делу и принципам великой ре­формы». Земские учреждения, призванные решать вопросы местного общественного управления, сделали немало также на пользу народного образования и медицины. Рефор­мы 1864 года изменили многое и в судеб­ном деле.
Естественно, все эти новшества оказали заметное влияние и на обитателей Богородицкого. Теперь уже, после отставки от во­енной службы, они не замыкались на семей­ной жизни в своих усадьбах, а стали выхо­дить на общественное служение. В 1851-1860 годах Михаил Богданович Верховский периодически исправлял должность уездного предводителя дворянства, состоял президен­том комитетов народного продовольствия и постоянным членом посреднической комис­сии специального межевания.
Проживавший в усадьбе Богородицкой со своей семьей Николай Федорович Верховс­кий (после отставки с военной службы в чине сапер-поручика) был с 1862 года мировым посредником, дважды выбирался почетным мировым судьей, дважды выбирался пред­седателем Смоленской уездной земской уп­равы, работал в губернском статистическом комитете. Умер он в 1881 году. После него остались три незамужние дочери, проживав­шие в Богородицком. Последний известный о них документ - копия формулярного списка умершего отца, выданная 21 января 1892 года от Смоленского уездного съезда Оль­ге Николаевне Верховской «для свободного проживания во всех городах Российской империи. Гербовый сбор не уплачен по бед­ности, удостоверенной Смоленским уездным предводителем дворянства». Хорошо изве­стно, что реформа 1861 года привела к ра­зорению многих дворянских гнезд, владель­цы которых не сумели приспособиться к но­вым обстоятельствам в ведении хозяйства.
Позже упоминаний Верховских в докумен­тах, касающихся Богородицкого, не встре­чено.

 

25 мая 1892 года была составлена «ар­хитектурная метрика» храма сотрудника­ми Института истории материальной культуры (ИИМК, Петербург), к сожале­нию, без фотографии. Повторим здесь основные параметры погибшего храма.

4.jpg

Наружная часть храма:
Церковь построена в 1701 году. Кем ос­нована, неизвестно.
Церковь построена крестом, одноэтажная.
Алтарь церкви с одним полукружием.
Высота церкви до купола 12 саж. Длина с притвором 12 саж. Ширина 19 аршин.
Церковь обшита тесом; украшений нет. 
Стены гладкие.
Карнизов нет; кирпичного пояса нет.
Кровля на сводах церкви шатровая из же­леза, выкрашена (в 1889 году).
Фонарь на сводах глухой, на нем шея гладкая без резьбы.
Одна глава, покрыта железом, окрашена медянкой.
Кресты на главах железные, четырехко­нечные, от них опускаются к главам цепи; на подножии крестов полулунии.
Окна узкие продолговатые вверху под сво­дами с южной и северной сторон в один свет по 3 окна и с западной стороны 2 окна. В алтаре таких же окон с восточной, южной и северной сторон по одному, окна (вверх) в один свет. В куполе есть 4 круглых неболь­ших окна с прямыми перемычками. Решет­ки на окнах четырехугольные железные.
Нет: висячих арок, кокошников, отливов, ставен, старых оконниц; у подоконников об­кладки из кафеля.
Дверей четыре: северная южная, запад­ная и в притворе.
Вход в церковь с трех сторон: с запад­ной, южной и северной. Особых входов нет.
Паперть устроена с одной западной сто­роны.


Внутренняя часть храма:
Церковь внутри устроена крестообраз­но, алтарь от храма отделяется деревян­ною стенкою. В церкви придела нет, кро­ме главного. Западный притвор. Трапеза устроена в виде коридора, на одной сто­роне которого есть чулан для церковного старосты. Самый притвор от храма отде­ляется глухою стеною, в которой есть дверь.
Своды устроены в виде круговой дуги без опоры столбов. Горшков для резонанса в по­толке между балками нет, голосников нет. Пол везде деревянный.
Алтарь не разделен. В левой стороне его стоит жертвенник. Помост в алтаре возвы­шен на одну ступень. Изменения алтаря ка­кими-либо поправками не было.
Престол деревянный стоит на помосте, шириной 1½ аршин, длиной 1¾ аршин, вы­сотой 1½ аршин.
Над престолом сень простая из дерева на 4 столбах без глав и крестов и без надпи­сей на ней.
Горняго места нет.
Лавок вдоль стен нет.
Жертвенник устроен в одном алтаре с престолом с северной стороны на открытом месте, деревянный, вышиною 1¼ аршин, шириною 1½ аршин.
Иконостас устроен в 1-м и 3-м' ярусах с колоннами, деревянный, резной. Резьба по­золочена и помещена по синему полю, изоб­ражает большею частию цветы и виноград­ные лозы. Имеет 4 яруса. Царские двери состоят из двух створов, резные из дерева, изображают позолоченные резные цветы, по обеим сторонам столбцы, а вверху дверей позолоченный крест. Клейм для помещения образов шесть. Форма дверей в верхней ча­сти полукруглая.
Устройство солеи от одного клироса до другого: простая деревянная, стоит на по­мосте выше на одну ступень и отделена решеткою.
Амвон устроен из досок, но сени на нем нет.
Клиросы устроены просто, из дерева и выкрашены. Особых украшений на них нет.
Нет: царского места, святительского ме­ста, настоятельского места, кафедры, хоров, надгробий, раки.
Звонница устроена с западной стороны храма. В ней 4 колокола. Один из них име­ет такую надпись: «ВЫЛИТЬ CEI ZBOHb ВСМОЛЕНС. ЛЕТА ЗРПА».
Изразцовых старинных печей нет.
Колокольня построена одновременно с церковью, четырехугольная, деревянная.
На колокольне 4 колокола. С какого вре­мени существуют, неизвестно.
Иконописание.
Стены церковные иконописным и живо­писным письмом не расписаны. Возобнов­ляемо стенное письмо не было. Иконных изображений снаружи стен церкви нет.
Старый иконостас домовой церкви есть и царские двери на полотне, отделанные стеклярусом. Но имя мастера и время на­писания икон старых и кем подарены, по давности времени, неизвестно. Находятся в церкви на стене.
Есть местночтимая икона Св. Прп. Авра­амия Смоленского Чудотворца, который в полуверсте от церкви уединенно жил, где и до сих пор есть им устроенный колодезь и обрушившаяся келья.
Древние иконы в иконостасе: Крещения, Преображения Господня, Пресвятыя Богоро­дицы (в круг которой такая надпись: «Чест­нейшую Херувим и славнейшую без сравне­ния Серафим, без нетления Богослова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем»), Архистратига Михаила и Архангела Гаврии­ла. Сохраняются в прежнем виде.
Есть еще ветхие иконы, подлежащие об­новлению.Синодик в церкви начат в 1885 году.
Есть резные статуи, изображающие рас­пятие Спасителя на кресте: один около двух аршин, а другой полтора аршина величиной.
Интересных памятников, с которых мож­но бы иметь снимок, не имеется.
Информация предоставлена священником (27 лет), священствует 2 года.
Известно, что в Богородицком храме «с 1891 года священником состоял отец Василий Иванович Сельницкий из окончив­ших курс семинарии в 1889 году, сын про­тоиерея села Дресна Смоленского уез­да».

5.jpgВозможно, что имеет смысл дать опи­сание подобного храма (правда, немного более позднего), сохранившегося на Смо­ленской земле. «Бревенчатые стены на кир­пичной основе рублены в лапу и были об­шиты горизонтальным тесом. Ядро компо­зиции - широкий двухъярусный четверик со срезанными углами (в верхних ярусах уг­ловые грани несколько шире). К основным граням по всей ширине примыкают прямо­угольные пристройки, превращающие храм в крестообразный. По высоте они равны нижнему ярусу четверика, а их двускатные кровли поднимаются до верха стен храма. Северный и южный притворы неглубокие, сильнее выступает на восток апсида с дву­мя симметричными прирубами. Западный рукав служит переходом к нижнему ярусу колокольни, по ширине равному храму. На четверике в диагональных гранях верхне­го яруса прорезаны арочные окна. Вход в храм с запада. Внутри пространство хра­ма вдвое выше, нежели помещения сосед­них объемов. Они открыты к центру через широкие проемы со скосами верхних уг­лов».
Следует привести известные уточнения об иконе преподобного Авраамия, что была в Богородицком храме, и которая воспроиз­ведена в его Житии (а оттуда - и в осталь­ных публикациях, в том числе, и в настоя­щей). Та икона была «позднейшей копией с изображения XVII века, находившегося над святым колодцем на месте, где, по преда­нию, был Селищенский монастырь и пеще­ра, в которой подвизался св. Авраамий. Ори­гинал кем-то унесен».
В 1896 году Святейшим Синодом был раз­решен крестный ход из Смоленского собо­ра и Авраамиевского монастыря в село Богородицкое на место подвигов преподобно­го Авраамия, который и совершался ежегодно при большом стечении народа в августе месяце в первый воскресный день после дня памяти Авраамия Смоленского (21 августа).
XX век. В 1904 году тот же священник Ва­силий Сельницкий дал довольно подробные сведения о селе Богородицком, сохранив­шиеся в архиве в личном фонде смоленско­го краеведа Ивана Ивановича Орловского. В этом очерке ярко отражены как истори­ческие достопримечательности, так и все то новое, что типично было для пореформен­ной российской глубинки.
«В полуверсте от села есть Святой коло­дец, вырытый, как говорит народное преда­ние, руками преподобного Авраамия Смо­ленского Чудотворца во время его изгнания из Смоленска и жительства здесь в XII веке. При колодце Св. Авраамия находится гро­мадный курган, как можно предположить, сделанный искусственно. В этом кургане народное предание с давних пор указывает развалины пещеры, в которой жил преподоб­ный Авраамий, и на месте которой в насто­ящее время устроена часовня, а вблизи кур­гана указывают дуб, будто бы посаженный преподобным Авраамием».
«Село Богородицкое от железнодорожной полустанции Дреснинской Рижско-Орловской ж/д в 4 верстах. В селе два обществен­ных здания: волостное правление и земская школа. Всего в приходе две земские шко­лы, в которых обучаются 152 человека из общего числа 270-ти детей школьного возраста. При обеих школах имеются неболь­шие библиотеки, а при волостном правле­нии около семи лет существует народная библиотека. Крестьянам, как детям так и взрослым, очень нравятся чтения с волшеб­ным фонарем, которые производятся боль­шей частью великим постом. Главное заня­тие жителей - земледелие».
«Существующий в настоящее время храм во имя Успенья Богородицы деревянный ус­троен в 1701 году. При нем в 1892 году уст­роен придел во имя преподобного Авраамия Смоленского. Храм старинной архитектуры, форму имеет креста, с небольшими окнами вверху, так что мрачен. Иконостас копия рус­ская старинного византийского письма».
«Церковной земли при церкви имеется 36 десятин, из которой 24 десятины при самом селе, и 12 десятин в двух верстах от села под зарослями. Причт села Богородицкого в сороковых годах прошлого столетия состо­ял из священника, дьякона, дьячка и поно­маря. Как видно из церковных документов, более 70 лет тому назад и по настоящее вре­мя причт состоит только из священника и псаломщика. В настоящее время псаломщи­ком состоит Михаил Федорович Кулюкин (здесь с 1896 г.) из окончивших курс Духов­ного училища, сын дьякона. Живут в селе: вдова священника отца Иоанна Афанасьеви­ча Орлова Анна Сергеевна Орлова, при ней сын Александр, обучающийся в Смоленской Духовной семинарии; вдова псаломщика Ан­дрея Григорьевича Медведкова Анна Ива­новна Медведкова, при ней четыре доче­ри: старшие Елизавета и Евгения состоят учительницами в сельских школах, а младшие Ольга и Мария при матери».
«Летопись села ве­дется с 1881 года, нигде не напечатана. И вообще в печати о селе Богородицком нигде не упоминает­ся».
«Крестьяне некото­рых деревень купили помещичьи земли, а посему и благососто­яние их лучше».
На карте начала XX столетия отмечены земли вокруг деревни Алтуховки, которые в 1908-1914 годах принадлежали крестьянам в собственность.
В документах Смоленского губернского статистического бюро и в материалах Все­российской сельскохозяйственной переписи, проводившейся летом-осенью 1917 года, упоминаются следующие фамилии владель­цев небольших имений на территории Богородицкого: дворяне Щепановские Георгий Дмитриевич и Мария Ивановна (61,1 деся­тина земли и 18 десятин, купленные в 1903 году у Наталии Борисовны Смирновой), Курношевский Юлиан Романович («из немецких лютеранских христиан», 34,4 десятины зем­ли), Лавринович Ольга Степановна (51 де­сятина земли). Упоминаются помещик Корт, подаривший в 1912 году землю для земс­кой школы в количестве 0,75 десятин, а так­же учительницы-дворянки Плескачевские Мария Тихоновна (25 лет) и Надежда Тихо­новна (24 лет). Видно, наследники Верховских продали оставшиеся за ними земли в селе Богородицком. Но долго еще, вплоть до ВОВ, на кладбище видны были плиты с фамилиями Верховских.
Иерей Феодор Иванович Лещев с женой сыном и дочерью Надеждой (фото 1911 г.).Священник Василий Иванович Сельницкий скончался в 1911 году. На его место был прислан отец Феодор Иванович Лещев, про­служивший в Богородицком до своей смер­ти в 1928 году. В 1929 году храм был зак­рыт, и на территории земель села Богородицкого было развернуто коллективное крестьянское хозяйство.
В 1980-х годах Богородицкое входило в состав Козинского совхоза; там работало подразделение «Сельхозтехника». В настоя­щее время Богородицкое является центром Козинского сельского округа со средней школой, детским садом, медпунктом, отде­лением связи, магазином, имеет автобусное сообщение со Смоленском.
В начале 1990-х годов нам удалось встре­титься в дочерью священника о. Феодора Лещева, Надеждой Федоровной Лещевой. По ее рассказам оказалось возможным вос­становить внутреннее расположение в хра­ме и местоположение могил около храма, что и показано на представленном чертеже. Храм был сложен из бревен, обшит снару­жи тесом. Кирпичный фундамент имел вы­соту порядка метра, так что у лестниц со всех трех сторон храма было по шесть-семь ступеней. На колокольне вверху, где звон, были прорезанные в срубе окна. Лестница на звонницу внутренняя, двухмаршевая. На­дежда Федоровна вспоминала такую быто­вую подробность: от языка одного из колоколов свешивалась наружу веревка, и за нее каждую полночь сторож ударял в колокол. Внутренность храма она помнит оштукату­ренной и расписанной. В Богородицком продолжала жить вдова предыдущего свя­щенника Анна Харлампиевна Сельницкая. На Авраамиевом кургане стояла часовенка, об­шитая тесом (местные называли ее капли­цей). В холме тогда (в 1910-х годах) был еще ви­ден обрушившийся вход в пещеру, а напротив пещеры - колодец у реки. Кре­стные ходы из Смоленска были многолюдными. Архиерея привозили на тарантасе заранее и поселяли в доме священника, в кабинете батюшки. Архиерей встречал крестный ход, и около часовни на Авраамиевом кургане слу­жили молебен. Отменены крестные ходы были уже в 1920-х годах. Часовен­ка на кургане и храм раз­рушены в 1929 или 1930 году.
Дом и усадьба Коровкиных в Богородицком на ме­сте, где стоял храм (фото 1989 г,).Еще некоторую инфор­мацию прямо на месте удалось почерпнуть от ме­стной жительницы Надежды Андреевны Красевой. Она была урожен­кой деревни Горяны, что ранее называлась Прилеповой. Но работая учительницей в Богородицкой школе, а позже - секретарем сельсовета, она жила в Богородицком. Вплоть до наших дней сохранился Авраамий курган. Надежда Андреевна показывала ме­стоположение выхода из обрушившейся пе­щеры с восточной стороны (где курган име­ет наибольшую высоту), а место колодца- напротив внизу, в пойме реки. Сейчас вы­хода из пещеры не видно, а колодец внизу у реки никто и не искал. В 1989 году были хорошо видны свежие следы раскопок на том месте на кургане, где стояла часовенка. Го­дом ранее, в 1988 году, там проводили рас­копки студенты Ленинградского археологи­ческого института, но ничего интересного не нашли. Надежда Андреевна показывала место, где стоял храм. Там сейчас дом и усадьба семьи Коровкиных. Дом священни­ка (построенный в 1907 году) выглядел уже старым. Но он дожил и до сегодняшнего дня, совсем в ветхом состоянии. Сохранились ве­ковые липы помещичьего парка. Старые яб­лони, регулярно высаживаемые на месте из­давна существовавшего фруктового сада, и ныне указывают место, на котором (как счи­тается по преданию) давно-давно стоял мо­настырь, а потом храм и костел.
Все, что удалось выяснить, представлено на составленной нами схеме.
Успенский храм в Богородицком закрыт в пресловутом 1929 году и разобран. Пос­ледний священник служил здесь всего год (после смерти отца Феодора Лещева). Имя его - отец Михаил Петрович Сельницкий. Ро­дился он в 1886 году в селе Каспля. Арес­тован в 1929 году и приговорен к высшей мере наказания66.
Ныне сбываются пророчества преподобно­го Патриарха Тихона: на крови новых вели­комучеников возрождается православие Рос­сии. Смерть священномученика - это свиде­тельство святости и мужества подвижника, подражать которому призывает Церковь Хри­стова своих чад. Да укрепит нас Господь, и да будет их кровь семенем веры, произрас­тающим в жизнь вечную.

 

 

Схема старинной части села Богородицкого и Авраамиева кургана, составленная по состоянию на 1993 год: 1 - останец в пойме речки Дресны, на котором археологи нашли остатки селища IX-XV веков; 2 -Авраамиев курган (указано наивысшее место кургана и положение бывшей часовни, где ныне нерекульти-вированный археологический раскоп); 3 - местоположение (по преданию) Авраамиева колодца; 4 - ста­рая школа; 5 - дом Черемисиных на месте бывшего господского дома; 6 - место бывших цветников; 7 -место усадебной дворовой постройки, снесенной за ветхостью в 1988 году; 8-9 - яблони на месте старого сада; 9 - местоположение (по преданию) бывшего Селищенского монастыря, затем старого храма и кос­тела; 10 - новая школа; 11 - остатки липового парка с прослеживающимися садовыми дорожками; 12 -дом и усадьба Коровкиных на месте снесенного храма; 13 - дом священника; 14 - кладбище; 15 - два прудика неизвестного происхождения (возможно, садки для выловленной рыбы).